Рестарт НАПК: что важно учесть

Следует разобраться, на какие базовые проблемы НАПК следует обратить внимание законодателю, чтобы в очередной раз «не наломать дров» в перезагрузке работы Агенства.

Пишет Михаил Пластун в своем блоге.

Сразу после второго тура президентских выборов в команде Зеленского заявили о намерениях перезагрузить Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК). И уже на днях в Администрации Президента (АП) похоже перешли от слов к делам. По заявлению заместителя главы АП Руслана Рябошапки (в 2016 году он был членом НАПК) руководство Агентства не может дать необходимый результат, «оно не оставляет шансов для возобновления работы этого органа». Кроме того, по мнению представителя АП, у руководства нет профессиональной компетенции. Соответственно, по словам чиновника — в Администрации президента на следующей неделе уже закончат работу над законопроектом, который будет предусматривать переформатирования НАПК.

Как у президента хотят «перезагрузить» НАПК — пока точно не известно. Но определенную конкретику по некоторым позициям Рябошапка все же озвучил. Итак, новым законопроектом планируется:

1. Изменить структуру руководства. Сейчас это коллегиальный орган, состоящий из пяти членов. Предполагается, что будет один руководитель НАПК.
2. Убрать проблемы, связанные с доступом НАПК в государственные реестры
3. Ликвидировать возможность блокировки работы НАПК другими государственными органами. Например, как в случае с Министерством юстиции, которое пыталось как можно больше ограничить НАПК в проведении проверки деклараций.

Почему важно, что снова активизировали вопрос эффективности НАПК. Дело в том, что именно это Агентство должно разрабатывать антикоррупционную стратегию и государственную программу по ее выполнению, а после их принятия парламентом и правительством — фильтровать, координировать и оценивать эффективность. НАПК также должно осуществлять финансовый контроль за имущественным положением публичных служащих и мониторинг их образа жизни, контролировать государственное финансирование политических партий и тому подобное. Задачи в борьбе с коррупцией у Агентства достаточно масштабные.

Однако, несмотря на это, за 2,5 года работы деятельность НАПК свелась к кабинетному и ручному исследованию информации, введенной в декларациях чиновников об имуществе, хотя эта процедура вообще должно быть максимально автоматизирована. Еще в 2016 по непонятным причинам в НАПК отказались от автоматической проверки. Два последующих года все проверки проходили в ручном режиме — с 2017-18 года принято 615 решений, или 0,03% из всех поданных деклараций. В конце концов под серьезным публичным давлением автоматизированную систему запустили, но сразу же нивелировали ее скандалами.
Поэтому следует все же разобраться, на какие базовые проблемы следует обратить внимание законодателю, чтобы в очередной раз «не наломать дров» в перезагрузке работы НАПК.

1. Штат и численность сотрудников

В структуре НАПК функционируют 12 структурных подразделений со штатной численности в 311 единиц, из которых ТОЛЬКО 5 подразделений обеспечивают выполнение Национальным агентством полномочий, предусмотренных Законом Украины «О предотвращении коррупции» и «О политических партиях в Украине», а 7 выполняют вспомогательные или организационные функции. В конце 2018 НАПК просило Кабмин увеличить его штат на 97 человек, для чего нужно было дополнительно в следующем году 64,16 млн грн. НАПК пояснил расширение штата большой нагрузкой на работников. Например, для получения средств в рамках четвертой программы макрофинансовой помощи Европейского союза НАПК нужно было до февраля 2019 г. проверить 1000 деклараций чиновников. Сейчас этой проверкой занимается подразделение из 20 человек, каждый из них успевает проверить за месяц 1-2 декларации.

Количество спецпроверок чиновников в 1,5 раза превышает возможную загруженность работников. Но тогда Минфин указал, что расширение штата НАПК противоречит правительственной Стратегии сокращения количества госслужащих к 2020 году. Через такую позицию Минфина в Кабмине идею об увеличении предельного количества сотрудников Агентства назвали преждевременной.

При этом понятно, что процесс мониторинга образа жизни чиновников, выявление конфликта интересов, факта получения и стоимости подарка — значительно шире, чем анализ деклараций, поскольку требует дополнительных мер по выявлению наличия и стоимости имущества декларанта и его близких лиц, способ их получения, установление фактов лоббирование интересов в сферах заинтересованности и принятия решений. НАПК должен сотрудничать с теми, кто сообщает о коррупции. Их еще называют «викривачами» (укр.) — обличителями. Там должны обрабатывать их обращения, заботиться о защите и о привлечении к ответственности тех, кто права обличителей нарушает.

Для этого нужно адекватное количество сотрудников НАПК и региональные отделения Агентства, которых сейчас просто не существует. Поэтому, очевидно, следует внести изменения в штатную структуру НАПК, создав отдельный Департамент в функции которого отнести получения информации о правонарушениях, связанных с коррупцией, используя оперативные возможности, с привлечением опытных работников. А для мобильности выполнения поставленных перед НАПК задач следует в областных центрах создать его территориальные органы, что позволит оперативно получать и проверять полученную в результате осуществления мониторинга и анализа, информацию, выявлять местонахождение лица, которому планируется вручение протокола и непосредственно вручать протоколы.

2. Руководство.

Вокруг нынешнего руководства НАЗК слишком много скандалов и конфликтов. В экспертной среде уже давно говорят о том, что Агентству нужно новое руководство, а для его избрания должен быть изменен состав комиссии. Как и в случае с отбором судей Антикоррупционного суда важно включить в комиссию международных экспертов, голоса которых будут обязательным условием принятия решения в пользу кандидата. Понятно, что Аппарат НАПК тоже потребует перезагрузки уже после избрания нового руководства путем оценки результатов деятельности работников с последующим увольнением тех, кто оценку не прошел.

3. Расширение полномочия.

Следует разработать и внедрить в деятельность НАПК методики выявления и сбора информации о фактах коррупции на разных уровнях государственного управления.

В частности:

— наблюдение за перемещением должностного лица (или близкого человека);
— наблюдение за домом или имуществом, находящимся вне дома;
— наблюдение за вещами, которые носит должностное лицо (или близкое лицо)
— Фото- и видеофиксации результатов проведенных наблюдений.

Для этого нужно внести изменения в законодательные акты по расширению полномочий по проведению оперативных мероприятий по выявлению и пресечению правонарушений связанных с коррупцией и получения доказательной базы.

4. Долгожданная автоматизация работы НАПК

Следует создать единый интегрированный банк данных для автоматизированного информационного поиска и проверки наличия правонарушений при анализе деклараций и разработать алгоритм поиска данных по запросу пользователя. Указанная система на основании запроса будет осуществлять поиск информации в официальных реестрах и банках данных и сравнивать их с данными указанными в декларации, выявляя таким образом факты правонарушений и посылая соответствующее сообщение пользователю. Разумеется, чтобы этот интегрированный банк заработал следует обязать на законодательном уровне держателей информационных банков данных предоставлять НАПК непосредственный автоматизированный доступ к информационным и справочным системам, реестрам, в том числе содержащих информацию с ограниченным доступом, держателем (администратором) которых являются государственные органы или органы местного самоуправления.

В этом же контексте автоматизации работы НАПК необходимо создать автоматизированную систему определения коррупционных рисков, которая должна самостоятельно осуществлять мониторинг открытых информационных ресурсов, в том числе сети Интернет и соцсетей на предмет наличия любой информации, которая может свидетельствовать о недостоверности указанных в декларации данных и фактах коррупционных действий. Указанная система должна определять тенденции недобросовестного приобретения имущества, привилегий, улучшения состояния жизни, предпочтения и принятия решений в пользу лиц в условиях конфликта интересов, изучая связи. Данные могут собираться в формате статей, сообщений или заявлений, информации полученной из обсуждений на форумах, из социальных сетей, реестров, фотографий и видео.

5. «Принуждение» к сотрудничеству

На практике, действительно, сотрудничество с НАПК часто игнорируется со стороны центральных органов исполнительной власти, местного самоуправления и даже коммерческих банковских структур. Поэтому следует на законодательном уровне обязать банки Украины предоставлять запрашиваемую информацию на основании решений НАПК необходимую для установления факта административного правонарушения, связанного с коррупцией. Это надо для выявления несоответствия указанных данных в декларации, фактов незаконного обогащения, взаимосвязи улучшения образа жизни чиновника и принятых им решений и тому подобное.

Что касается местных и центральных органов власти, то законодательно их следует обязать на постоянной основе предоставлять и обновлять данные в отношении чиновников — субъектов декларирования. С этой целью необходимо создать реестр субъектов, на которых распространяется действие Закона Украины «О предотвращении коррупции».

Резюмируя, как специалисту, мне очень хочется надеяться, что все эти вышеперечисленные сферы является в зоне внимания законодателей. Потому что косметические корректировки не спасут НАПК, а еще больше усугубят кризис полномочий и компетенций Агентства. Все это в конце концов приведет к его ликвидации.

ТОП новости

Вход

Меню пользователя